Ris_Karlosona

Не могу больше так разменивать мои дни. Каждый день отдаю всю свою энергию, все эмоции людям, не чувствую отдачи вряд ли её когда-либо получу, потом прихожу домой совершенно выжатый, ни на что не способной и прозябаю весь вечер в тоске и одиночестве. Каждый день мимо проходит 7 000 посетителей музея, а я страдаю от недостатка людей и общения. Лишь размениваю кружечку за кружечкой чая этими белыми вечерами под сиянием экрана ноутбука. Как-то все это уныло и тоскливо. Даже безнадежно. И вот хочу вырваться.

Тотальное ощущение несчастья надо бы сменить или хотя бы украсить чем-либо. Вот только надо подумать чем. Хотя все просто. Нужны люди, нужны друзья. Всего 2 дня и в этот странный город приедет Катя, а потом ещё два верных товарища. А пока надо как-нибудь покрепче развести чай, чтобы как-нибудь дотерпеть до этого времени. Пойду звонить соседям, стучать в двери и заманивать на посиделки за странной музыкой и глупыми разговорами. Это лучше лекарство от всего на свете.

И, пожалуй, нужно учиться экономить себя. Не отдавать энергию этим случайным людям, а как-нибудь оставлять себе и нежно приберегать до вечера. Выкладываться нужно в других делах.

Я все ещё здесь. Свой и ваш Ris_Karlosona.

Нужно что-нибудь сюда написать, чтобы читатели знали, что я жив и чем я занят, что уж и не доходят руки для написания кривых строк в свой блог.

За окном - холодное питерское лето, я рад оттого, что вчера сдал последний экзамен и теперь 2 месяца отдыха впереди.Ну как отдыха? Вообще я остаюсь в Питере и работаю экскурсоводом. Как-то неожиданно я влюбился в свою работу, каждый день столько людей встречаю. Приходят - уходят, все они случайные прохожие, но с некоторыми поговорить бывает приятно. Вот недавно меня бабушка-архитектор из Гатчины угостила конфетами за хорошую экскурсию, а школьники из Курска подарили магнит на холодильник (и не беда, что я бомж и холодильника у меня нет, но все равно приятно). Впервые за годы студенчества перестал быть нищебродом, благодаря гонорару могу себе позволить немного попутешествовать. Так в начале июля отправляюсь в Москву на пару дней. Конечно, не лучшее место для путешествий, но зреет план туда через пару лет перебраться. Хотя это так - гневный росчерк карандашом в моих повседневных бреднях.

Почему не пишу сюда? Да, наверное, впервые за несколько лет чувствую, что наладил контакт с самим собой и пошел на выздоровление от синдрома ранней шизофрении. Уловил удивительную гармонию и сумел затушить разлад с самим собой. Теперь дышу свободно от планов и свершений, ничего не пытаюсь доказать ни себе, ни людям, а просто наслаждаюсь каждым днем и постоянно ловлю себя на мысли до чего же я счастлив в таком состоянии.

Скучаю по книгам, давно уже не читал, все чаще смотрю фильмы.В Основном массовые, красивые сказочки о жизни людей, отштампованные в Голивуде. Но в последние два дня подсел на красивые советские фильмы. После “Доживем до понедельника” и “Завтра будет война” не тянет на что-то легкое. Всерьез думаю увлечься соц.реализмом, каким-нибудь агитаторским кино про героев соц.труда и партийных работников. Тянет меня в иллюзии советского прошлого. Красиво все это.

Но сегодня заберу свою мини-библиотеку из своего старого местообитания и открою перед собой новую книгу. Как я по ним соскучился. Всем прекрасного лета!

одно слово - перезапуск.

Я знаю что будет в следующем мае месяце. Через год. А ты ещё нет, и даже не догадываешься. А иначе быть не может, я уже все придумал. Все пойдёт своим чередом. Вот только мне бы ещё год, крошечный промежуток времени и все будет. Пожалуйста, дай мне время и все произойдет.

А пока остается только ждать.

Получил то, о чем давно уже мечтал. Здорово, но так неожиданно. Мы выберемся из этой пучины. Обязательно. 

Когда в глазах твоих май

А я ничего и не пишу. Просто работаю в музее, постоянно думаю о себе и о своей плавно текущей жизни. 

Замечательные тихие вечера, когда поют птицы и свежесть прошедшего дождя нагоняет старые воспоминания с настоящим смехом и призрачными друзьями. Горячий чай в обнимку с невкусным шоколадом, который постоянно хочется пить и пить. Тягучая музыка, которую никогда и не любил, теперь звучит из очень качественных наушников. И огромная, отсыревшая лента новостей, которую как-то лень разгребать. Чем живу? Предвкушением, ожиданием давнего друга. Где он и кто он - не знаю, но я жду, смиренно жду. И в этом мирном течении мне очень хорошо. Вот только не хватает литературы, уже и не помню когда что-то брал в руки почитать. Отсюда - ощущение какой-то душевной бедноты.

Я как-то опустел, немного вымотался, подустал и оброс. В этом одичании немного неуютно, но я из него выбираюсь завтра утром. В 11-43 по Москве. 

Да, нет же. Прямо сейчас. В тишине хорошо, но она так мне наскучила. Эх…

Произнесу своё робкое “вперед” и, посвистывая, пойду делать то, что уже года два ждёт меня, пылясь в неведомых пространствах.

"Сомнение в творческой силе человека всегда есть самолюбивая рефлексия и болезненное ячество. Смирение и сомневающаяся скромность там, где нужна дерзновенная уверенность и решимость, всегда есть замаскированное метафизическое самолюбие, рефлектирующая оглядка и эгоистическая отъединенность, порождение страха и ужаса." 

Бердяев, однако, помогает писать курсовую.

"Сколько шансов я потерял за год, в который пытался взять себя в руки". Верно,верно…

Пожинаю плоды своего бессилия. Май и гора забот, которых можно было избежать, если бы я умел постоянно быть в одну точку. Но, ничего, как-нибудь продавим и свою колею. 

Я дружил с проститутками. Они готовили мне незабываемые завтраки. Одалживали мыло. А я дописывал свою «Палую листву.
Габриэль Гарсиа Маркес
Придумал

Появилась, на этот раз уже сознательная, тяга к работе. Даже планы наметились. Сейчас полгода по контракту буду работать экскурсоводом в храме, а потом, с нового семестра попытаюсь вспомнить своё журналистское прошлое и попытаться удачу в качестве внештатника. Денег больших не принесет, но полезный опыт будет и на пару кило яблок в месяц должно хватить. К тому же у меня остается два года до выпуска, и, чтобы потом не попасть в офисное рабство нужно заранее что-то поинтересней выдумать. Я хочу что-то писать, но нужно найти наставника, нужно так выстроить ритм жизни, чтобы я был приперт к стене и обязан был писать и работать с текстами. А иначе я сам к этому никогда не дойду в каждодневных попытках преодолевать свою лень.

Странничество

Закидываю за плечи свой тяжелый рюкзак, пытаюсь улыбнуться, пряча за кончиками губ двойственное чувство страха и страстного желания неизвестности. Так хочется быстрее прыгнуть в эту бездомность, оказаться в незнакомой обстановке и исследовать её, покорить её, преобразиться через неё! Да, мне немного неуютно, что с полок слезли мои стройно расставленные книги, что на столе остался стоять только одинокий ноутбук, и что шкаф заметно опустел. Зато так пьянит этот вкус свободы от всех привычных вещей и действий! Все, что нужно там - за спиной, а все, что тяготило давно уже ждёт утреннего рейса мусоровоза. Я люблю выбрасывать, люблю менять и меняться. 

Это не ветер гуляет между домами, тоскливо свистя и качая верхушки деревьев, это меня зовет дорога, с её переменами и изменениями. Осталось только одно приготовление - поменять шнурки кед с черных на белые, а остальное сделает утро. Новое утро. Очередное новое утро.

Наука творчества

Пакетик зеленого чая падает в заляпанный граненный стакан, аккуратно вставляю его в подстаканник и жду пока он чуть под остынет. Кипяток дымится, пар неровной струей поднимается к плохо побеленному потолку. У меня есть ещё три минуты, чтобы сосредоточиться, потом первый глоток обожжет мои губы и это будет сигналом к началу. После этого уже нельзя будет сдаваться и отвлекаться, надо будет окунуться в работу. Остро затачиваю два простых карандаша, открываю ту старую записную книжку, что подарили мне в тот тоскливый, но не одинокий май. Делаю пару росчерков. Смотрю на стрелки старого будильника, записываю время. Это точка начала. Протираю пыль с клавиатуры, отключаю интернет. Но нет ,ещё рано. Нужно подождать несколько мгновений. Ах, да! Не выключил телефон. 

Делаю глубокий вдох, чуть закрываю глаза. Чай. Поехали!

Всё бы давно изменилось, если бы я всегда находил в себе силы выпрыгивать из мира и преодолевать муки творческого начала. Самое трудное - это первая кружка чая, и если в эти полчаса ты не рассердишься на себя и останешься писать за столом, то сражение выиграно и на бумаге появятся новые, красивые слова. 

Открыты двери

Стою на разломе своей повседневности. 

Я сижу в этой комнате, смотрю на привычный пейзаж на окном - две большие аллеи, автобусная остановка, маленькое поле и одинокая, не к месту стоящая береза. Рядом со мной на подоконнике скучает мой цветок. Горит бледная лампа, разнося свой свет по всей комнате. За то время, что я тут живу, я успел создать тут какой-то неповторимый уют, тут все успело сжиться со мной и я вряд ли думал, что уеду отсюда раньше чем через полгода. Однако же один ночной звонок все поменял. На следующей неделе я переезжаю из пригорода Петербурга, в его центр - на Васильевский остров. И теперь буду добираться до университета не за 2 часа в одну сторону, а за ничтожные полчаса. Отсюда в сутках появятся дополнительные 3 часа, которые раньше уходили на длинную дорогу! 

Я давно ждал этого переезда и связывал с ним большие надежды, но теперь он случается и становится как-то неуютно. Теряешь свой предыдущий мир и окунаешься в совершенной новый, поэтому в этом странном переходном состоянии чувствуется какая-то бездомность. Однако, это творческая бездомность! Рвешь свои старые привычки, знакомишься с людьми, создаешь новую обстановку и новый распорядок дня. Теперь эти три часа кажутся каким-то непомерным богатством. Целых три часа на полезные дела взамен трех часов в трясущихся автобусах, электричках и метро. Красота! Что я из себя сотворю? Что я успею? Теперь кажется, что успею ВСЁ. 

Счастье

Это всего лишь одно крошечное мгновение, которое неизвестно когда и как появляется. Но вот просто берет и появляется. Бац! Появилось!Но исчезло даже быстрее, чем ты его осознал. Вспышка, ослепившая своим существованием, пролетела мимо глаз и растворилась опять.

Счастье вспыхивает секундой, и не нужно жалеть, что оно исчезает. Мне хватает одного дуновения, ведь и послевкусие радует. 

Интересно, но я знаю, где его ждать. Я знаю место и время, когда за него можно ухватиться, как за подол плаща, уходящего друга.

Ты выходишь из электрички, темно, тишина, с одной стороны лес, с другой - горящая в ночи платформа. Люди одинокими горошинами высыпаемся из вагонов, за нами закрываются двери и состав, звеня, отправился дальше. А ты сходишь с платформы, ступаешь по мокрой земле и видишь как светящиеся окна электрички стремительно уходят в горизонт. И вот! Случается! В эту минуту на тебя напрыгивает какой-то нелепый восторг, такая полная и живая радость,  что от ощущения счастья, от света в душе хочется разбавить эту голую темноту восторженными криками.

Почему становится так красиво? Не знаю. Но каждый раз становится. И мне это безумно нравится.